Дневник Есени

Необязательные заметки для друзей

Про платье. Часть 2


Две-три-пять юбок и одно-три-пять платьев

Дело в том, что Дуся совсем не заботится о себе. Она не ходит в бассейн, к косметологу и на массаж. Когда Дуся болеет, то лечится хорошими мыслями и морковным соком. Когда ей нужно что-то надеть, оно перекладывает пятисотый раз миллион тряпочек и надевает штанишки прошлого века. Тапочки «прощай, молодость» есть у Дуси всегда. Даже если и текущие. Моя любимая женЬщина встает каждый день в шесть утра, чтобы поработать. А когда она ложится, она не помнит. Никто и никогда не видел Дусю со сломанным телефоном. Даже если это потертый немодный аппарат, купленный за углом, он звонит постоянно. Очень редко хозяйка девайса пропускает звонки. Она умеет разговаривать, думать и обрабатывать фотографии одновременно.

Еще она постоянно отвечает на смски. Теперь еще Дуся к ноутбуку прибавила айпад. И тыкает туда пальчиком. Когда мы обсуждаем что-либо с Дусей, тема может меняться по десять раз за 10 минут. Но в этом деле, главное, не мучиться. И не припоминать. Потому что сказать друг другу мы все успеем. А все, что не проговорено, допишется в скайпе. Все недодуманное прочтется по глазам.

Про себя я ничего не скажу. Вы все про меня уже знаете. И про грядки, и про чашки, и про грязное белье и проч. Все, да не все!

Как и у Дуси, у меня есть проблема с «нечего надеть». В шкафу висит одежда марки Escada прошлого века. Костюм и шелковые блузки. На полочке лежат индийские тряпочки пятилетней старости. Ношу я одни любимые джинсы из магазина «Подиум», и они почти истлели. Владею еще десятью парами штанов, разной степени паршивости, но они мне не нравятся. И да, мне тоже нечего надеть.

Так что когда Дуся сказала, что ей нужны юбки, я ее поддержала с энтузиазмом.

— Лёля, сшей мне юбку. Лёля, мне нужны юбки. Я не хочу ходить в штанах, — тараторила Дуся, поедая не только морковный сок во время нашего несветского обеда.
— И мне, и мне! – обрадовалась я.

Лёля, модельер и дизайнер, модная, красочная и веселая женЬщина, немедленно позвала нас к себе в студию. Мы сговорились на «через два дня».
В назначенный день с утра пораньше меня разбудила Дуся.

— У Лёли будет всего полчаса. Мы должны или ускориться, или припоздниться.
— Ускоряемся.

И примчались в мастерскую почти вовремя. В огромной комнате на вешалках нас встретила какая-то сумасшедшая куча шмотья. Всех цветов, размеров, моделей. И началось настоящее представление. Мы что-то мычали про юбки. Но юбка не налезла ни одна. Дусю переодели в новые штанишки в цвИточек. Меня в платье.

Там было зеркало. Это важный момент! И да, мимо ходили какие-то дядьки.

Лёля балагурила:
— Ага, да, идите сюда, здесь голые женЬщины.
Но никто на нас не смотрел. Тетки после сорока никого не интересуют, кроме того, что сами интересуются друг другом.

Так вот. Зеркало в мастерской у правильного модельера должно быть волшебным. И клянусь, оно таким и было.
Платье, состоящее из собственно платья и пачки, село на меня тютелька в тютельку. Как будто на меня и было шито.
Я увидела в зеркале себя. И не себя. Оказалось, что у меня большие глаза и очень даже красивая грудь. Тетка, которая глядела на себя в зеркало, оказалась не теткой, а роскошной женщиной. Без возраста! Не знаю, кто она такая.

— О! Гертруда! – промолвила Лёля почти шепотом.

— А сзади-то, сзади! Молния. Если бы я была мужчиной, я бы расстегнуть хотела… Очень секси, — добавила Дуся в цвИточкиных штанах.

— А куда я в этом пойду, — вяло сопротивлялась модель.

— Да куда угодно!

— Но не каждый же день!

— Каждый! Каждый!

— Но с кем?

— С графом можно! Или с лордом! Да с кем угодно!

— Зачем мне. У меня муж!

— Иван Иваныч? Ну если что, можно поменять Иван Иваныча!

— Неееет! Мне не надо менять!

— Тогда иди с Иван Иванычем!

— Но мне же его тоже нужно переодеть под платье!

— Ну это как ты хочешь!

— А пачка, пачка жОлтая зачем? Может, лучше белую?

— Нет! Это скучно! И пафосно! ЖОлтая – то, что надо! И цветные колготки!

— Цветные? Красные? Бабы, вы чего?

— Женька, бери, не пожалеешь…

— Так, по цене, по цене. Сейчас смотрим… Юбка – так-так… Смотри, говорю цену. Одиннадцать! Испугала?

— Нет, я умею притворяться!

— Ок. Для тебя девять!

После этого мгновенно на меня была надета еще пара платьев. Какие-то боди под юбку. В оставшиеся пять минут Лёля дала распоряжение напоить нас чаем и снять мерки. А также вынула из меня слово о том, чтобы они сшили мне два платья. В платье Гертруды поправят галстучек. А еще сошьют юбку. На этом Лёля убежала. Согласно тайм-графику.

Я очень скромная. И немного не в себе. Мне три раза какая-та дива предложила чай. Или кофе. Или зеленый чай. На третий раз я согласилась:

— Ну, чтобы вам было приятно, давайте чай.

Пока портниха обмеряла Дусю, «где будем делать талию», та щебетала в своем репертуаре:
— Мне не одну юбку нужно. Вы запишите, мне две нужно. Или даже три. Вы сошьете мне? Да? Я и четыре возьму, и пять!

Швея улыбалась вежливо и мрачно. Мне показалось, что если Дуся скажет, что ей нужно еще шесть юбок, девушка ее уколет булавкой. Но обошлось.

Когда мы уехали оттуда, на меня навалилась тьма. А потом и ночь. С кошмарными снами.

Зачем я волновалась, и о чем, я напишу в следующей части.

Про платье. Часть 3

Про платье. Часть 1

Евгения Белоусова

Евгения Белоусова

Войти через Facebook

Оставить комментарий