Дневник Есени

Необязательные заметки для друзей

А про ангелов света в «Нелюбви» Звягинцева


Мне понравилась «Нелюбовь» Звягинцева. Как в свое время «Возвращение». И как «Елена».
В новом фильме автор опять рассказывает о (своей) нелюбви к людям, о невозможности любви, об уродстве и безнадежности. О людях-недочеловеках. Казалось бы, чего нового. Та же песня – начинай сначала.

Но вдруг в этой очередной «препарации» человеческого устройства появляется надежда. В виде отряда волонтеров – этаких светлячков. Их много. Они просто тратят свое свободное время и силы, забесплатно, чтобы спасать чужого пропавшего ребенка. Причем, совершенно неважно, родственники пропавшего — нелюди, монстры, дебилы, короли этой жизни со связями, нищие духом или кто. И нам никто не показывает ни одного диалога-обсуждения этими «светлячками», кто виноват и что случилось. Воины света просто собрались, чтобы сделать свою работу. Ничего себе! Для реалий современной России – очень круто. Бенефис волонтерских движений. Только за это специальная должна быть благодарность режиссеру.

«Самадуравиновата» и «скотина». Пострадавшие родители упрекают друг друга. Или, может, каждый и себя. Пока дед пихто или кони в пальто прочесывают лес. Понимаете? А эти самые родители плетутся ли рядом или беспомощно спрашивают, что делать… Что чувствуют они? Что будут помнить? Что для них все это будет значить? А не знаю.

Но кто-то же должен (или может?) делать это – спасать любых людей – хороших или плохих – не разбираясь и не обсуждая. Помогать искать живых. Пока человек жив — есть надежда. Пока жив…

Полиция же не будет искать, понимаете? Вы же понимаете! Но будут искать добровольцы – воины света.

Вот это самое пронзительное. Мне даже не так важно, случится ли катарсис у героини. Или у автора фильма кстати. Когда-то. Насколько человечен папаша. Вообще хоть кто-то сколько-нибудь может любить в этом фильме. Как они себе представляют свою любовь. Могут ли проснуться эти или другие «спящие» люди. Например, у экрана. Какой дубиной они должны получить по голове.

Как растопить их (ваши?) сердца. Или уже? О какой любви вы просите, если не любите даже и себя… Если не начали думать о прощении…

Если своего ребенка полюбить – должен быть непременно какой-то набор условий…

Или, может, кто откроет для себя, что когда и если у кого дура-мать или идиот-отец, то у детей-то всегда есть замечательная возможность прожить жизнь по-другому… Красиво! Не так ли? Или так, но не получается? А… ну да. Не всегда получается быть человеком? Это тема!

Жесткие вопросы Звягинцева не требуют ответа. Они даже и не поставлены, так как живите дальше, как хотите. Но очередная зарисовка-обнаженка бьет прицельно в лоб. Куда уж конкретнее.

Кто не узнал себя ни в одном кадре, тот молодец. (*мрачно хохочет.)

Однако.
Впервые, в фильме этого режиссера я увидела надежду. Может, сценаристы привлекли спасателей только потому, что по сюжету их конечно надо было задействовать.

Или Дух дышит, где хочет?

В темном лесу, болоте, человеческом серпентарии, рядом с тобой и со мной, живут и действуют ангелы света.
И это прекрасно!

***

Вдогонку своему высказыванию про «Нелюбовь».

Понимаете, в чем проблема. Люди думают, что Любовь — это вот это вот все в постели, чувственное, страстное. То, что тебе дают. Хорошо бы, чтоб не лишили дотации, не бросили, не обманули.

Один из персонажей Звягинцева — довольно искусственный мэн — неизвестно чем занимающийся по жизни. Но типа мягкий, нежный и сексуальный. Говорит своей любовнице: «Нельзя жить в нелюбви». Он какую любовь имеет в виду? Плотскую? Извините, что спрашиваю.

В другом эпизоде. Беременная барышня плачет в постели: «А ты меня не бросишь? Мне страшно!» Ей хочется, чтобы ее любили = а именно, давали ей по праву.

Но никто же не говорит, что выше живота и ж*пы, может, в районе сердца есть другая любовь. Терпящая, жертвенная, милосердная, сострадательная. Никто не ищет, кому такую любовь отдать. Все же как будто сговорились искать любовь то, что называется «в свою пользу». И это какая-то животная, простите, любовь.

Поэтому бабищи бегают по эпиляциям. Парниши играют роли банкоматов. Товарно-денежный обмен рулит. Кто не справится, пусть идет вон. И все притворяются не теми, кто они есть на самом деле. Баба с ягодицами — недочеловек. Будущий отец — недоотец. И это все конечно же Нелюбовь.

Звягинцев так хорошо ее показывает, что я ему охотно прощаю того самого искусственного (или лживого?) парнишу с его попыткой высказаться за Любовь. Потому что для меня это сам Звягинцев — лощеный и спа-ухоженный — лежит в постели с прекрасной дивой, которая желательно не грузила бы его своими психотравмами. Это как будто бы его личный опыт. Ну это ладно.

Впрочем, тут тоже возможны неожиданности.

Парниша может сорваться с койки, дать диве по красивой ж*пе и поехать забирать (или спасать) ее ребенка. Но может и не ехать, а наслаждаться важными чувствами. А потом когда-нибудь поехать, но опоздать.

Насколько автор себя отождествляет со своими героями, я не в курсе. Честно. Может, совсем нисколько.

Но пишет их красиво. Радости эти люди не вызывают, к вере не ведут и ни о какой любви не расскажут.

А где там надежда в этом зоопарке желаний, впрочем, я уже писала в предыдущем посте.

Евгения Белоусова

Евгения Белоусова

Войти через Facebook

Оставить комментарий